Вовлечение пожилых в социальную жизнь увеличит ВВП России на 2–2,5%

0
21.04.2022

Рыночные тарифы по госзаказу и прозрачные критерии оценки качества услуг могут подтолкнуть развитие отрасли долговременного ухода

По данным Минтруда, в России долговременный уход различного формата получает не более 113 600 пожилых людей и инвалидов, а нуждаются в подобных услугах не менее 3 млн, то есть спрос превышает предложение в 30 раз. Компенсировать разрыв призваны частные операторы, которые активно развиваются, — их выручка за пандемийный 2020 г. выросла в среднем на 40%. Но ситуация все равно еще далека от того, что мы видим в странах Европы или в США.

Демография во главе угла

В настоящее время в стране примерно четверть населения – это люди старшего возраста, и их доля быстро увеличивается. По прогнозам демографов, через 15 лет в России будет уже 43 млн пожилых, или треть всех жителей. Многие из них нуждаются в постоянном уходе и заботе. Поэтому закономерно, что пансионаты для престарелых, в том числе и частные, становятся все более востребованными. За последний год выручка 10 крупнейших операторов российских частных сетей и отдельных домов престарелых, под управлением которых находится в общей сложности 75 объектов, превысила 3 млрд руб.

В масштабах страны места в пансионатах в дефиците: в наличии всего несколько сотен тысяч коек, а чтобы закрыть только базовую потребность 140-миллионного населения, их нужно не менее 1,4 млн. Выходом стал бы геометрический рост сетей частных пансионатов. Это свободная ниша с огромным потенциалом, который пока не реализован даже на одну десятую часть.

В июне этого года президент страны Владимир Путин поручил правительству в кратчайшие сроки определить источники финансирования и повсеместно внедрить систему долговременного ухода за пожилыми людьми и инвалидами, а Минтруд предварительно оценил расходы в 300–600 млрд руб. в год. Впрочем, эти инвестиции непременно окупятся: во всем мире «серебряная экономика» (рынок товаров и услуг для людей в возрасте 60+) создает миллионы дополнительных рабочих мест и увеличивает ВВП государств на 2–2,5%, подсчитали эксперты компании Accenture и Oxford Economics.

Такие масштабные проекты невозможно осуществить без привлечения частных инвестиций, а для этого нужно решить несколько системных задач.

Законный вопрос

Уже несколько лет в России деятельность рынка услуг по уходу за пожилыми регулируется Федеральным законом № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ». Этот нормативный документ юридически уравнял государственные и частные организации и отрегулировал взаимодействие частных пансионатов с государством. В теории это означает, что если входящая в госреестр компания оказывает услуги, то она может рассчитывать на возмещение их стоимости со стороны государства. На практике проявился ряд недостатков, когда фактические расходы операторов компенсируются по заниженным и непрозрачным тарифам, а субъекты сокращают объемы выплат задним числом. Для бизнеса это убытки, а резиденты и их семьи оказываются перед непростым выбором: вносить доплату или переселяться в государственное учреждение. Такое несовершенство законодательства тормозит развитие сферы долговременного ухода.

Решением и одновременно мерой поддержки профессиональных операторов может стать долгосрочный государственный заказ по рыночному тарифу. С одной стороны, он позволит окупить затраты и выйти в прибыль, с другой, что особенно важно для конечного пользователя, – стимулирует конкуренцию среди операторов за качество оказываемых услуг. Сейчас способы взаимодействия региональных властей с частными игроками экономически нежизнеспособны. Как правило, предлагается заниженный тариф, едва окупающий капитальные расходы, и предъявляются завышенные требования к соответствию различным нормам, многие из которых уже не актуальны или вообще излишни.

Рыночные тарифы по госзаказу и прозрачные критерии оценки качества услуг, на мой взгляд, могут стать катализатором быстрого развития отрасли долговременного ухода в России. Госзаказ по понятным тарифам – это в принципе единственная мера господдержки, которой будет достаточно, чтобы бизнес в этой сфере пошел в рост, а инфраструктура быстро развивалась. Потому что все остальные вопросы (приобретение земли, аренда недвижимости, привлечение инвесторов, наем квалифицированного персонала, обеспечение высококачественного сервиса и многое другое) операторы готовы решать самостоятельно.

Новое строительство или реконструкция?

Несмотря на перспективы взрывного роста этого сегмента коммерческой недвижимости, инвесторы присматриваются, но пока не спешат вкладывать средства в строительство пансионатов. Инвестиции в классическую, например офисную, недвижимость пока более прозрачны и менее рискованы. Однако сюда, конечно, нужно «заходить».

Альтернативой новому строительству может стать реконструкция старых зданий, которая обойдется примерно в 550 000 руб. за койку. Игра стоит свеч, поскольку примерный объем инвестиций в ту же койку в новом строении составит уже 5 млн руб. Для реконструкции под пансионаты для пожилых отлично подойдут помещения бывших санаториев, детских садов, школ или гостиниц, которых на территории страны довольно много. В достаточно короткие сроки их реально переоборудовать в пансионат для пожилых, соответствующий всем нормам и стандартам качества. Кроме того, если мы говорим про реконструкцию бывших социальных объектов, то здесь будет легче изменить вид их разрешенного использования, чем, например, переоборудовать здание санатория в офисный центр.

Реконструкция неликвидного фонда бывших социальных объектов под пансионаты – экономически оправданное решение, которое способно обеспечить систему долговременного ухода новыми койко-местами в достаточно сжатые сроки.

Преодолеть стереотипы

Важная задача – изменить отношение россиян к старости, преодолеть стереотипы. Здесь нужна серьезная информационная работа, чтобы акцентировать внимание общества и государства на интересах пожилых людей. Сейчас в нашем сознании жизнь бабушек и дедушек – это такая terra incognita. К сожалению, с этим мироощущением живет и большинство самих пожилых людей, которые проводят дни в уединении перед телевизором. Зачастую их единственные развлечения – это поход в ближайший магазин у дома или общение с приходящим соцработником.

Отдавать пожилых родственников в пансионаты считается в России непорядочным, люди испытывают чувство вины, а общество такой поступок порицает. Государственная политика также направлена на то, чтобы люди старшего возраста как можно дольше оставались дома. Звучит благородно, а как на деле?

Если перед родными встает вопрос, что делать, как правило, выбор невелик. Первый сценарий – лежачий больной или пожилой человек с деменцией живет вместе с детьми, а кому-то из членов семьи, чаще всего женщине, приходится за ним ухаживать. Есть даже специальный термин – «синдром сэндвич-поколения». Женщины в возрасте между 40 и 60 годами оказываются «зажатыми» между обязанностями по обеспечению детей, уходу за пожилыми родственниками, а еще они ходят на работу. Когда пожилому становится хуже, им приходится увольняться, чтобы ухаживать за ним. А экономика теряет трудоспособную единицу.

Но не это главное. В декабре 2020 г. «Опека» провела экспертный опрос психологов 14 пансионатов для пожилых. Оказалось, что к моменту помещения родственника в пансионат семья в 90% случаев находится в кризисе. Психологи отмечают, что у всех ее членов снижен психоэмоциональный фон, присутствуют депрессивные состояния, апатия и даже суицидальные мысли. Эмоциональное выгорание – частое состояние людей, ухаживающих за пожилыми близкими, поскольку большая часть сил уходит на поддержание их комфорта. Такое положение дел деморализует и самого больного, и его семью. Схожие данные приводит и Alzheimer’s Association.

Второй сценарий, казалось бы, более благоприятный для родственников – это когда пожилой человек вроде бы дееспособен, живет один, но за него волнуются, пытаются присматривать и помогать. Ко многим приходят социальные работники или сиделки. Как на самом деле живут такие одинокие пожилые в четырех стенах?

У нас есть специальный продукт, мы его называем «умная опека», или сиделка онлайн. Это когда в доме или в квартире устанавливается видеокамера, а оператор каждые полчаса проверяет, что происходит с пожилым человеком. И что мы видим? В дни, когда к такому старичку приходит сиделка и кормит его, он бодр. А когда он один – падает в обморок. Оказывается, что в одиночестве человек просто ничего не ест, хотя никто об этом и не догадывается, ведь он дееспособный и в теории может себя прокормить. Другая распространенная проблема одиноких пожилых – так называемая сенсорная депривация, или нехватка информации и общения. Человек начинает разговаривать с зеркалом, может даже видеть галлюцинации. Вот только некоторые примеры того, какова реальность проживания одиноких пожилых у себя дома.

При обоих сценариях уход силами родственников на дому значительно уступает в качестве профессиональному, с подключением психологов и врачей. Конечно, для этого требуется создать полноценную инфраструктуру пансионатов, ликвидировать дефицит домов для пожилых людей. И здесь на первый план выходят девелоперы и инвесторы – именно от них во многом зависит, как скоро удастся «закрыть» этот вопрос.

Я считаю, что это важные темы, которым стоит уделять намного больше внимания. Нужно говорить о них, не молчать. Это поможет преодолеть ментальные барьеры по отношению к пожилым, что в результате только повысит качество их жизни и изменит отношение к старости в целом, даст позитивный экономический эффект.

Старший возраст – это пора новых возможностей. У человека появляется свободное время, чтобы заняться тем, что по душе: посвятить силы любимому хобби, до которого много лет не доходили руки, встретиться с друзьями, устроить себе культурный досуг, записаться на скандинавскую ходьбу, в шахматный кружок или художественную студию. Мозг должен все время работать, узнавать новое и интересное, тогда и весь организм будет в тонусе.

Корпорации на пенсии

Сейчас разрыв между спросом и предложением в сегменте частных домов для престарелых колоссальный. Но я уверен, что через десять лет это будет один из самых привлекательных сегментов рынка недвижимости. Косвенным подтверждением этому служит идущая в последние несколько лет консолидация частных пенсионных фондов в руках крупных госкорпораций. Те же «Газпром» и ВТБ уже сейчас озаботились тем, где лежат пенсии их сотрудников, и через какое-то время их также заинтересует качество жизни и перспективы социализации вышедших на пенсию людей. Такие же соображения, я уверен, волнуют и «Яндекс», и Mail.ru Group.

Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует публикацию.



Посмотрите также

Спасибо!